Камчатка! Страна гейзеров. Край света и теней, удивительной флоры и фауны. Многие мечтают побывать здесь, прикоснуться к чуду природы, вдохнуть энергию земли. Судьба подарила мне такой случай. В конце семидесятых годов двадцатого столетия друзья, пригласили меня на охоту на медведя.
Одиннадцать часов лета из Москвы. Предстоящая охота и встреча с друзьями переполняли мое сердце. Я горел нетерпением и готов был начать охоту, выпрыгнув из самолета в Елизово. Кто-то из встречающих уговаривал съездить в Паратунку, отдохнуть после длительного перелета. Но охотничий азарт взял верх.
Здесь всё казалось рядом, всё близко. Мир девственной природы завораживал и манил. Мы двинулись в район речки Утка. Разбили на берегу стан. Разожгли костер. Пока готовились заморские закуски под московскую водку, я решил прогуляться по распадку. Прихватил карабин, попросил у хозяина разрешение взять с собой его собаку — красивую лайку. По рассказам очевидцев, она и соболя брала, и медведя останавливала. Клад, а не собака. Но без хозяина она охотиться не захотела. Отошла со мной от стана метров на сто, а затем развернулась по низу распадка — занятие пустое, стебли растений разрослись выше человеческого роста.
Идти поверху — не видно, что творится внизу. Поэтому я принял решение идти посередине склона. Удаляясь от людей, я не предполагал, какой опасности подвергаюсь. Ведь это была моя первая охота на медведя.
Казалось, все я делал по науке. Шел на ветер. Склон не совсем, но просматривался. Медвежьи тропы уходили наверх в кедрач. Чудесный пейзаж поднимал настроение. О безопасности как- то и не думалось. В некоторых местах я спускался ниже к ручью, видел, как голец поднимался вверх по течению. Можно было из карабина добыть приличную рыбину. Но шуметь не хотелось, да и припасов на стане было полно. Однако Ч подумал, что хорошо бы по возвращении проверить карабин, да и нс с пустыми же руками возвращаться с охоты! По пути я сорвал несколько веток рябины. Вкус кисло-сладких ягод мне очень понравился. Наслаждаясь, я потихонечку двигался вверх по распадку. И вдруг мое мирное, безмятежное состояние нарушил утробный рык медведя. Он раздался позади меня. В считанные секунды в руках оказался карабин. Времени на обдумывание не оставалось. Я всмотрелся и увидел внизу, на тропе возле ручья, медведя, стоявшего на задних лапах. Вскинув карабин, я навел его на медведя и выстрелил по сердцу. Зверь было припал, затем вновь зарычал и поднялся на задние лапы. Я подумал, что промахнулся, и выстрелил еще раз, теперь в правую сторону грудной клетки хищника. Медведь упал. Двигаться вниз к трофею было небезопасно, но стоять и ждать, когда кто-нибудь придет из лагеря на звуки выстрелов, было бесполезно. Ребята могли подумать, что я забавляюсь стрельбой по рыбе. В общем, я решил вернуться в стан. Да и отошел-то я от него всего на пятьсот метров…
Походный стол уже был накрыт. Мои друзья основательно подготовились, встретили улыбками и спросили:
— А где рыба?
— Я по рыбе не стрелял, — объяснил я после паузы.
— А что за канонаду устроил?
— По медведю стрелял.
— О, еще один охотник по медведю объявился! Если бы все приезжие медведей стреляли, у нас давно бы они перевелись.
— Пойдем посмотрим! — предложил я.
На ГТС мы быстро подъехали к зверю. Я еще не успел сориентироваться, как механик спрыгнул с машины и сделал контрольный выстрел, после чего мы окружили тушу медведя. Нашим взорам предстала печальная картина. Медведь лежал в петле. Некто поставил на тропе петли. Позже мы нашли в округе еще две петли — хорошо, что пустые. Шея медведя была протерта до мяса. Я представил, как зверь в дикой злобе лежал на тропе, ожидая жертву. Слава Богу, я выбрал другой путь, иначе это была бы моя последняя охота. Когда я двигался посередине склона, принимая ветер на себя, медведь меня не замечал. Но потом ветерок, подхватив запахи, опустился по распадку вниз, и зверь, почуяв приближение человека, взревел. После того как я остановился в раздумье, запах усилился, и разъяренный зверь заревел вновь. Мои выстрелы окончили медвежьи страдания.
Друзья похвалили меня за то, что я в состоянии возбуждения не стал приближаться к убитому медведю, а вернулся в лагерь. Как настоящие камчадалы, они пообещали найти и наказать браконьеров.
Так началось мое знакомство с Камчаткой, где впоследствии я побывал больше десяти раз.

Похожие сообщения:

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Рубрики

48 запросов. 0,458 секунд. -->