Как известно, рыба всегда скапливается там, где она менее доступна для народа, обладающего разными приспособлениями для ее добычи. Если хочешь хорошего улова, надо забираться она менее доступна для туда, где мало конкурентов.
Так мы и поступили. Снаряжение у нас нехитрое, благо сейчас не лето и не требуются полный чехол удочек, ведра прикормки и оборудование для комфортного расположения на берегу водоема. У каждого по две-три балалайки и коробочка с мотылем.
Мы пробираемся по тонкому льду к последней нe растаявшей яме-заливу, которая связана с Доном небольшим мелким перешейком. ‘Гам Природа оставила нам кусочек зимы. Место сейчас труднодоступно. Чтобы добраться сюда, надо преодолеть несколько километров по льду, захламленному пойменному лесу с перерезающими его затопленными канавами и тонкими жердями через них.
Солнечный и на редкость тихий день вселяет надежду на необыкновенный клев тарани и всегда посещающего эту ямку карася. Он здесь крупный и очень осторожный. При хорошей зиме, когда сюда приходят массы рыболовов, карась ловится внезапно и избирательно. Подходит только на крайние лунки к самым тихим удильщикам. Те стараются вытащить его незаметно, не вскидывая рук, И все равно находятся наблюдательные рыболовы, которые мгновенно окружают счастливца. Везет тем, кто попадает на случайно оказавшуюся рядом лишнюю лунку. Шум ледобура рыбу распугивает моментально, поэтому сверлить нельзя. Вот и стоят те, кому не повезло, и с завистью смотрят на манипуляции везунчика, прищелкивал языками. Когда из лунки показывается серебристомельхиоровая горбатая спина большого, едва проходящего в нее карася, раздается вздох облегчения. Особо наглые все же пытаются пробурить рядом и по неопытности думают, что и к ним сейчас же подскочат жирные рыбины. Увы… Через полчаса интерес пропадает, и вся орава разбредается по плесу на свои места, куда иногда подходит мелкая тарань, а чаще попадаются ерши и окуньки.
Мы же направились на заветное место по последнему льду, за что были награждены полным одиночеством, что само по себе на этой яме — небывалое везение. Тут есть, где развернуться. Яма в диаметре почти 70 м, лед почти нерассвер- лен. Садимся по разным углам, несколько лунок прикармливаем в центре, где всегда в прошлые годы стоял карась.
Проходит час-два, и каждый из нас находит свою рыбу — кому что досталось — от окуня размером с палец, иногда с ладонь до уклейки, но на карася и тарань нет и намека.
Странно, такой день.,. Солнце греет, как летом, и никто не мешает подойти всякой рыбе. Вот и полдень миновал, но на прикормленных сухарями и мотылем лунках ничего достойного нет,
Находим перепады глубины с 2 на 4 м, но карася и тарани нет и там. Хорошо, что хоть окунь не дает скучать. Время от времени подходит мерный, с ладонь, что тоже неплохо.
Справа от меня Нина, наконец, вытаскивает ладошечную тарань, а за ней и Женька, и Леша. Все веселеют и перемещаются к прикормленным лункам.
Тарань берет со дна на почти лежащую мормышку, но стоит ее поднять выше, как налетает наш неизменный друг — себель (уклейка), впрочем иногда неплохого размера.
Ветра нет, и можно легко управляться с самыми мелкими мормышками и тонкими лесками. Я кладу приманку па дно и с покачиванием кивка поднимаю мотыля на полсантиметра. Осторожная поклевка едва заметна, после нее самое приятное — вываживание.
Догадываюсь, что лучше не поднимать мормышку, а едва шевелить ей по илу, возбуждая появившуюся тарань. Дон с открытой водой, по которой еще движется последняя шуга, совсем близко, метрах в семидесяти. Возможно, стайка тарани прошла сквозь мелкий пролив, чтобы отдохнуть на тиховодье.
Заранее прикормленные лунки, наконец, начинают работать, и все лихорадочно таскают одну за другой сверкающих иод теплыми солнечными лучами тараней.
Температура, похоже, поднимается к +10 С. Теперь мы даже не мечтаем выбраться отсюда по досочкам, которые и с утра были наполовину в воде.
Тревога за обратный путь настойчиво лезет в душу, и я, скрепя сердце, напоминаю всем о возвращении из рыболовного рая, который в любой момент может превратиться в место, противоположное по сути…
Солнце совсем близко подходит к вершине тополей на той стороне Дона. Все нехотя начинают собирать разбежавшуюся по льду рыбу в ящики. Рюкзаки тяжелеют, хотя часть тарани и окуней выпущена, оставлены только отборные экземпляры.
Нам предстоит четыре раза преодолеть переход со льда на берег и обратно. Сначала из этой скрытой в лесу ямы, затем при переходах через речки туда, где стоит машина. Тут-то и начинаются мытарства, ведь природа ничего нс дает просто так, да еще на яме, о которой все думают, что там нет льда…
Первый выход на дамбу в лесу удался без осложнений. Километра полтора пешком по едва видимой тропе, и мы вновь на реке. Вот этот выход на лед опасен. Досолки, заботливо подложен ные на лед кем-то из рыбаков, при первом же нажатии на них прогибаются вместе со льдом. Мы с женой, как более легкие успеваем проскочить. Правда, у нее правая нога проваливается, но жена успевает схватить мою руку, и я ее буквально выдергиваю. Вода не успела даже попасть в сапог. Ребята потяжелее, и сапоги у всех короткие. Думаем, как быть дальше. Рядом лес с сухостоем, но без топора найти нужную валежину непросто, а солнце уже почти зашло, надо спешить!
Лихорадочные поиски по лесу… Наконец, 8-метровая валежина ложится одним концом на прибрежный камыш, другим — на край льда. Ребята, опираясь на длинные сухие палки, как канатоходцы, по очереди перебираются на лед.
Когда мы, наконец, оказываемся у машины, то серьезно задумываемся о пройденном пути и рыбацком азарте, при котором напрочь теряется чувство осторожности. Как не крути, а многолетний опыт ничему не учит, если попадаешь в нетронутый рыболовный рай, опьяняющий соблазнительными поклевками живущих в нем рыб.

Похожие сообщения:

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Рубрики

51 запросов. 0,417 секунд. -->